Фестиваль «Вишнёвый сад» представляет гала-концерт камерного оркестра «Виртуозы Москвы» Владимира Спивакова в Эвери Фишер холле

Roberta on the Arts

от 18 мая 2014

Д-р Роберта Е. Злоковер                                                                              18 мая 2014 г.

 

Прошедший сегодня в Фишер холле гала-концерт стал замечательным знакомством с поистине виртуозным ансамблем, заслуживающим своё название, – камерным оркестром «Виртуозы Москвы». Владимир Спиваков, основатель и художественный руководитель, знаменитый скрипач, также является дирижёром оркестра, созданного им вместе с коллегами в 1979 г. В 1983 г. «Виртуозы Москвы» получили государственную поддержку Советского Союза, а в 2003 г. обрели дом в Московском международном Доме музыки. Этот камерный оркестр, имеющий плотный график международных гастролей, впервые выступил в США в 1987 г. Сегодняшний концерт прошёл в рамках фестиваля «Вишнёвый сад», который представляет уникальную культурную и образовательную программу в Нью-Йорке и окрестностях. Маэстро Спиваков продирижировал 11 произведений программы, а также бисы по памяти, используя яркие, ритмичные жесты и продемонстрировав отличное взаимопонимание с оркестром.

 

«Серенада для струнных» Чайковского является партитурой к балету Баланчина, исполняемому Нью-Йоркским городским балетом в здании через площадь. Было захватывающе воспринимать музыку саму по себе, представляя визуальный ряд танцоров, но внимательно прислушиваясь к сигналам начала музыкальных фраз. Первую половину «Серенады» Маэстро Спиваков держал быстрый темп, более быстрый, чем балетный, а финал был сыгран медленнее и почти шёпотом. В чисто оркестровой версии нюансы более заметны, особенно в партии виолончелей. Первые два сочинения Рахманинова были предназначены для баритона и фортепиано и исполнены Дмитрием Хворостовским, появившимся на сцене в эффектном строгом чёрном костюме, в сопровождении Ивари Илия (фортепиано). «Каватина Алеко» была мощной, проникновенной и противоречивой. «Не пой красавице при мне» была полна томления, экспрессии и широты. Д. Хворостовский установил прочную связь со своими поклонниками в зале, большинство из которых говорит по-русски. У него оперная манера подачи себя и захватывающая сила вокала. И. Илия продемонстрировал драму рахманиновских тем. Когда И. Илия покинул сцену, Д. Хворостовский исполнил «Si mantiene il mio amor» Чести вместе с оркестром. Произведение было наполнено восторгом и страстной певучестью.

 

После антракта Маэстро Спиваков дирижировал первой частью «Allegro» завораживающего Концерта для фортепиано № 9 Моцарта, представив юного пианиста Владислава Керна, сына Ольги Керн. В. Керн является стипендиатом Международного благотворительного фонда Владимира Спивакова. В. Керн играл уравновешенно, с удивительной уверенностью, с апломбом демонстрируя мастерство в фортепианных соло. «Вокализ» Рахманинова был шедеврально исполнен «Виртуозами Москвы» и Анастасией Кобекиной (на виолончели). А. Кобекина играет на виолончели XIX века, подаренной Международным благотворительным фондом Спивакова. Это был один из лучших «Вокализов», которые я когда-либо слышала: великолепный и выразительный, с изумительным дуэтом виолончелистки и концертмейстера Алексея Лундина. А. Кобекина осталась на сцене, чтобы исполнить «Вариации на темы «Моисея» Паганини. Музыка была лирична и романтична, темп становился быстрее и быстрее. «Элегия и Полька» Шостаковича были исполнены камерным оркестром Маэстро Спивакова со струнными росчерками пиццикато, с топаньем музыкантами ногой, и периодическим произнесением «ха»; элегия/адажио органично перешла в польку/аллегретто.

 

После этого юный Матвей Шерлинг, во второй раз выступивший с «Виртуозами Москвы», исполнил на альт-саксофоне соло в собственном сочинении «Каприччио («Синайская пустыня») для альт-саксофона и камерного оркестра» [это сочинение написано отцом Матвея Шерлинга, Юрием Шерлингом – прим. переводчика]. Это чувственное, сюрреалистическое произведение включает партию деревянных духовых (расположившихся за оркестром) и бубен. Музыкальная тема демонстрирует наложение ближневосточных мотивов и поразительную культурную зрелость, не по годам М. Шерлингу. В качестве раннего биса М. Шерлинг исполнил вместе с оркестром «Платье в горошек и лунный свет» — сочинение ван Хьюзена в стиле 1940-х годов, с сочными струнными интерлюдиями и головокружительными саксофонными соло М. Шерлинга. В заключение программы прозвучал «Концерт № 1 для фортепиано, трубы и струнного оркестра до мажор», являющийся партитурой балета Ратманского, недавно исполненного Американским театром балета, также в здании через площадь от концертного зала. Опять же, было захватывающе слушать это произведение без танца, воспринимать яркость и живость трубы и рояля. Ольге Керн, заявленной в программе гала-концерта, пришлось долго ждать своего выхода на сцену, и публика приветствовала её очень тепло. На ней было элегантное бордовое платье, а её фортепианные соло и необыкновенные темы были пульсирующими и глубокими. Вплетённые фразы на трубе в исполнении Фёдора Ярового [партию трубы исполнил не Фёдор Яровой, а Мэтью Макки – прим. переводчика] звучали напряжённо и энергично. К началу части «Allegro con brio» зрители уже были в ударе. Теперь я понимаю, почему Ратманский включил этот концерт в свою новую балетную трилогию.

 

Маэстро Спивакова бесконечно вызывали на поклон, и он исполнил несколько бисов. Последним бисом стало «Либертанго» Астора Пьяццоллы, сыгранное в ошеломляющем и стремительном ритме танго. На финальной ноте Маэстро Спиваков повернулся к залу и простёр руки вверх. Браво всем!

Перевод C. Симоновой

Мы используем «cookies».

Что это значит?