Игра на умиление

«Коммерсантъ»

от 13 апреля 2012

 

20 января в Национальном театре оперы и балета выступил камерный оркестр «Виртуозы Москвы» под управлением Владимира Спивакова. В киевском концерте всемирно известный музыкант сначала исполнил скрипичное соло в Концерте Вивальди, а затем продирижировал программой из произведений Боккерини, Россини и Чайковского. Перечень произведений, исполненных на бис, оказался значительно больше: киевлянам довелось услышать музыку Моцарта, Шостаковича, Гаврилина, Брамса и даже аргентинское танго Астора Пьяццоллы.Зашедший за кулисы после окончания репетиции директор Национальной оперы Пётр Чуприна, кажется, не поверил своим глазам: за пюпитрами оркестрантов на сцене возвышались четыре ряда пронумерованных зрительских мест. Вынужденные меры пошли на пользу всем — в монументальном оперном зале эти ряды неожиданно удачно стерли границы между территорией артистов и территорией слушателей.

Даже в этой внешней детали, превратившей концертный зал в музыкальный салон XVIII века, проявилось то идеальное чувство стиля, которым, безусловно, обладает камерный оркестр Владимира Спивакова. Их стиль — не только в том, что и как исполнять. От галантного века у «Виртуозов» намного больше. К примеру, то, как неспешно, за полтора часа до начала концерта, музыканты приезжают на место действия. Как самостоятельно, без указаний дирижера, репетируют, выстраивая унисоны в медленных упражнениях из гамм и набирая темп в виртуозных фрагментах произведений, которые полностью прозвучат уже в концерте. Особой изысканностью отмечены и сами музыкальные пристрастия оркестра — «Виртуозы Москвы» предпочитают барочную музыку европейского юга, отыскав содержательную глубину Концерта ми минор Антонио Вивальди, Третьей сонаты Джоаккино Россини, Четвёртой симфонии ре минор Луиджи Боккерини и «Серенады» Петра Чайковского в игре простыми смыслами.

То «самое элементарное», чего многие коллективы не могут добиться годами, у «Виртуозов Москвы» оказывается стойким качеством стиля. Для оркестра Владимира Спивакова нет ничего естественнее, чем звучать в унисон как одному (браво первым скрипкам в третьей части Сонаты Россини) или одному как оркестровой группе (отдельное спасибо директору оркестра, контрабасисту Григорию Ковалевскому). А ещё мастерски зарифмовывать пассаж по восходящей гамме у виолончелей к пассажу по нисходящей у скрипок и без ложного высокомерия, вполне в стиле оперы XVIII века, уметь сменить королевскую мантию музыканта-солиста на накидку слуги-аккомпаниатора. Это их королевская демократия, при которой даже мысль о революции — то ли «оранжевой», то ли Октябрьской социалистической — никогда не придёт на ум. Оркестр Владимира Спивакова обосновался в эпохе, предшествующей даже Великой французской революции, припрятав в «Прелюдии» Дмитрия Шостаковича и «Марше депутатов» Валерия Гаврилина под маской блестящих гамм, трелей, острых пунктиров и чеканных ритмов всякий социальный смысл. Левая рука в кармане и разухабисто отмахивающая такты правая, «депутатский» уход дирижера со сцены ещё до окончания пьесы, притопывания, громкие вдохи на ауфтактах и точное попадание палочки Владимира Спивакова в звёзды на последнем аккорде танго «Preparance» Астора Пьяццоллы — это не что иное, как репетиция новой галантности XXI века.

Юлия Ъ-Бентя

«Коммерсантъ» (от 23 января 2006 г.)

Мы используем «cookies».

Что это значит?