«Рождественская оратория» объединила народы

Газета «Известия»

от 19 января 2017

Знаменитое сочинение Баха представили музыканты из трех стран

Центральным событием VII Московского рождественского фестиваля стало исполнение «Рождественской оратории» Иоганна Себастьяна Баха. Музыканты из России, Германии и Австрии объединили усилия на сцене Светлановского зала Московского международного дома музыки.

«Рождественская оратория» состоит из шести кантат, каждую из которых Бах в свое время представил прихожанам своей церкви как самостоятельное произведение: начал концертировать 25 декабря 1734 года и закончил 6 января 1735-го. Публику Дома музыки решили не перегружать и ограничились первой половиной оратории, охватывающей события от путешествия Иосифа и Марии в Вифлеем до поклонения пастухов новорожденному младенцу.

Оркестр «Виртуозы Москвы» под руководством приглашенного немецкого дирижера Ханса-Кристофа Радемана и вокальный ансамбль Intrada Екатерины Антоненко исполнили самую светлую и безоблачную часть произведения в меру торжественно — без излишней помпезности, но и без нарочитого «высушивания», чем иногда грешат радикальные аутентисты.

Не хуже коллективов справились и солисты, в том числе отечественные. Хотя сам их выбор обнажил типичную проблему русской вокальной школы — нехватку чисто барочных голосов. Артисты «Новой оперы» Анастасия Белукова (сопрано), Полина Шамаева (меццо-сопрано) и Дмитрий Орлов (бас) уверенно преодолели все технические сложности, но характер их вокала был несколько более оперным и «сочным», чем принято в традициях аутентизма. Зато европейские гости — баховский бас Тобиас Берндт и тенор Пауль Швайнестер, исполнивший речитативы Евангелиста и самую виртуозную арию оратории — Frohe Hirten eilt, ach eilet, продемонстрировали идеальное попадание в стиль.

Впрочем, из наших соотечественников стоит выделить Полину Шамаеву: широкое дыхание и ровность звука в арии Schlafe, mein Liebster не могли не восхитить, и только настоятельная просьба ведущего не аплодировать между частями удержала публику от оваций.

Зато по окончании третьей кантаты меломаны несколько минут чествовали артистов в буквальном смысле «не покладая рук». Счастливый Ханс-Кристоф Радеман в качестве ответной благодарности решил повторить первый номер оратории. Переполнявшая дирижера радость была видна невооруженным взглядом: сдержанный во время основной части вечера, на бисе он пританцовывал и позволял себе эффектные театральные жесты.

Именно в этот момент его гармония с публикой оказалось максимальной — как и с самим Бахом. Начальные строки «Славьте, ликуйте и праздник воспойте» были восприняты музыкантами и слушателями как руководство к действию.

Сергей Уваров

Мы используем «cookies».

Что это значит?