Владимир Спиваков: «Мы все хотим хорошего»

«Комсомольская правда – Калуга»

от 30 января 2014

Четверг, 23 января. Зал филармонии полон. Все – в ожидании. И вот на сцену в безупречном костюме выходит Он.

Рейс «Калуга–космос»

Поклон, улыбка – и льются первые, чуть слышные звуки.

Музыка под взмахами Его рук физически осязаема. Он лепит ее, как глину, тянет, как нити, и гасит, как пламя, выстраивая картинки и картины, а то и целые звучащие повести.

Невольно посещает мысль о неземной природе таланта. Дирижер как будто перехватывает ее – на пресс-конференции с журналистами очень точно объясняет взаимосвязь музыки и космоса.

Поздний вечер, концерт окончен. После получасового топтания у дверей располагаемся за огромным столом. Владимир Теодорович садится на свободное место.

– Прошу прощения за задержку, но ее причина, думаю, вас порадует. С вашим губернатором мы обсуждали возможность проведения фестивалей в Калуге, – без пафоса и тени величия маэстро начинает разговор. – Что и когда это будет, пока трудно сказать – нужно все взвесить. График моих гастролей расписан на несколько лет вперед. Скорее всего, я буду проводить мастер-классы для одаренных детей.

Перед выступлением Спиваков побывал в Музее космонавтики, поэтому первый вопрос местной прессы – о том, не появилось ли у дирижера желания дать концерт именно там – среди космической техники.

– Нет. Такой мысли у меня не возникало. Я рад посетить это  место. Для меня Циолковский – не просто громкое имя. Немногие понимают: он самородок какой-то невероятный! Тем более что человек практически не учился нигде. И мало кто знает, что у него есть работа о музыке. Она называется «Происхождение музыки и ее сущность». И потом, его философия очень интересна и глубока: мы все хотим хорошего. Это близко к моим мыслям.

Впечатление от концерта настолько велико, что удержаться от комплиментов не удается никак.

– Владимир Теодорович, я в жизни не наблюдала такой харизматичности со спины. – За столом пробежал смешок. – Да-да, именно со спины.  Лишь изредка удается перехватить ваш взгляд – не жесткий, но обладающий колоссальной силой воздействия. Скажите, когда вы дирижируете, что у вас перед глазами? Есть ли какой-то диалог с оркестром?

– Конечно, есть. Оркестр – это я. Все эти люди – моя душа. То, что я чувствую в эту секунду. Музыка рождается на глазах. Это нечасто, честно говоря, бывает.

Выходя на сцену, может, иногда какие-то картины и вижу, но… Я знаю течение музыкального пространства. Я его организую. Так сегодня – потом так. Музыканты не знают, что будет. В этом тоже интерес, потому что мгновения –они же все время меняются. Даже в космосе – просто в других измерениях. Не случайно Циолковский поспорил с Эйнштейном, который рассчитал, что Вселенная заканчивается на 200 тыс. млн. световых лет. А Циолковский первый сказал: «Нет, она бесконечна». Так и у меня – бесконечная вселенная.

Владимир Спиваков: «… Оркестр – это я. Все эти люди – моя душа. То, что я чувствую в эту секунду».

«Нельзя за детей проживать жизнь»

Несколько произведений маэстро сыграл вместе с молодыми дарованиями – Даниилом Харитоновым и Никитой Власовым, которых уже несколько лет поддерживает его Фонд. Приятно было наблюдать, с каким уважением и отеческой теплотой великий Спиваков относится к своим подопечным.

– Детей нужно уважать с детства. Очень. И очень доверять. Нельзя за них проживать жизнь. Потому что дети – это такие чувствительные создания. Мы своих детей не знаем, – делится Владимир Теодорович. –  Все практически талантливы, просто мы не замечаем этого. Опускаем руки рано, не чувствуем направления, куда их тянет. Каждый ребенок может оказаться Циолковским. Правду вам говорю.

Личность тогда становится личностью, когда есть большие примеры, когда есть талант, способности и… препятствия.

– Владимир Теодорович, не все взрослые талантливы и не всем дано разглядеть таланты своих детей. Что делать?

– Во-первых, нужно водить «в концерты». Обязательно. У меня первые абонементы в Доме музыки, которые расходятся, – детские. Не попасть. Приходят дети с родителями. Есть чудные программы, на которых на сцену выходят дети из простых семей, никогда не игравшие и не певшие. И постепенно вовлекаются. С этого нужно начинать.

В Сочи — только зрителем

— Грядет великое событие – Олимпиада. Будете ли вы там выступать?

— Но прежде — большое событие: 27 января в Питере, в Ленинграде, празднуется 70-летие снятия блокады. Моя мама – блокадница ленинградская. Поэтому мы с Борисом Эйфманом договорились сделать мировую премьеру. Он поставил балет на музыку  Шостаковича. Это камерная симфония памяти жертв войны. Таким будет начало. А во втором отделении – «Реквием» Моцарта и балет Эйфмана. Все пройдет в Александринском театре. Думаю, что президент придет, его мать, Мария Ивановна, тоже блокадница. (Концерт состоялся и прошел с большим успехом. На нем, действительно, присутствовал Владимир Путин).

В Сочи я приеду, но только зрителем. Кстати, я был в Лондоне в дни закрытия Олимпиады. Меня даже пригласили в старинный боксерский клуб «Ronnie Club», я там провел тренировку. Когда разделся, они обалдели – лет-то мне сколько мне. Было приятно просто «поиграть».

— Владимир Теодорович, а правда ли, что в советские времена за границей деньги вы носили в футляре от скрипки и с этим связана какая-то история?

— Это была Пасха, жили в самом центре Парижа. В три часа ночи мы вместе с женой возвращались  от  Ростроповича.  На нас напали три человека. Вначале я подумал: «Отдам». Но когда представил, что в десятикратном размере должен буду выплатить сумму, которая лежит у меня в скрипичном футляре… А там деньги в валюте — за концерты в Англии, Германии, Париже.  За пластинки, которые записали… Я не заезжал в Москву и все это складывал в футляр. Там лежала огромная сумма – да я за всю жизнь не расплатился бы! Пришлось немного побороться.

В человека нужно вдохнуть веру

— Иногда говорят, что великих мужчин создают великие женщины. Как вы считаете, так ли велика роль женщины?

— Очень. Честно вам говорю. Мой собственный пример: если бы не Сати, я бы давно бросил эту историю. А она верила в меня: «Ты должен играть».

В прошлом году в Америке дал десять сольных концертов в самых крупных городах: Чикаго, Бостоне, «Карнеги холле» в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анжелесе… и получил потрясающие отзывы. Все концерты были выкуплены.

Знаете, в человека нужно вдыхать веру в себя: жизнь такая непростая, что мы часто ее теряем.

— Люди должны встретиться? Это судьба?

— Да, наверное.

 

Автор: Нина ГОЛУБЕВА. Фото: Игорь РУЛЕВ.

Мы используем «cookies».

Что это значит?