За рамками музыки

http://bellfashion.ru/

от 13 декабря 2011

 

Вы впервые в нашем городе.

 

Какое впечатление он на Вас произвел?

 

Ковалевский: Очень приятное впечатление. Во-первых, очень чистый воздух. Хочется дышать! В других городах – в Москве, Питере – мы уже забыли, что это такое. А здесь смотришь – чистые дома, прекрасная атмосфера, великолепная публика. Во-вторых, тут прекрасный концертный зал. Мы знаем, что в скором времени будет открыт и Органный зал. Честь и хвала руководству города и руководству филармонии за такой подарок. То, что они сделали – это действительно на века.

 

— Григорий Ильич, белгородская публика потрясена игрой и мастерством великолепного коллектива.Вы это видели своими глазами. Расскажите, как складывается работа оркестра «Виртуозы Москвы»?

 

Ковалевский: Идея создания «Виртуозов Москвы» была навеяна личностью гениального музыканта, Рудольфа Баршая. Когда он создал первый в СССР камерный оркестр, то перевернул все с ног на голову. В результате Владимир Спиваков решил организовать коллектив, который бы был, с одной стороны, похож на тот камерный оркестр, а с другой – работал несколько в ином ключе. Должен сказать, что из первого состава осталось всего лишь два человека. Можете догадаться, кто (улыбается) – это я и Владимир Теодорович. Мы вместе учились в Московской консерватории, нашей дружбе уже 48 лет. Находиться с ним на сцене – одно удовольствие. Я ему очень благодарен за такую прекрасную идею. Здесь проходят самые прекрасные годы моей жизни, ведь мы выступаем на лучших концертных площадках мира. И я желаю Владимиру Теодоровичу здоровья, потому что все остальное есть – и интеллигентность, и интеллектуальность, и мастерство. Он – большой Мастер и прекрасный человек. Как и в любом творческом коллективе, у нас обязательно происходит обновление: кто-то идет на пенсию, кто-то уходит, ищет что-то свое… Первый состав «Виртуозов Москвы» действительно был выдающимся. Сегодня мы постепенно передаем молодежи то, что знаем, чему мы учились, и нам это удается. «Виртуозы Москвы» – это не просто камерный оркестр, это совершенно иная специфика. Этому не учат в учебных заведениях.

 

— Как в оркестр попадают музыканты?

 

Ковалевский: Наш первый альтист из Ташкента, есть ребята из Челябинска, Екатеринбурга — все они учились в Московской консерватории или музыкальном институте им. Гнесиных. Мы пригласили их после конкурса. Стоит отметить, что много талантов рождает глубинка, взять тех же Венгерова, Репина.

 

— Наверняка, работать в таком выдающемся коллективе с одной стороны – почетно, но с другой – очень сложно?

 

Ковалевский: Этого не отнять, успех нам сопутствует. Как видите, в зале нет ни одного свободного кресла, и так в течение многих лет существования коллектива. В этом году мы 7 раз выступали в Питере, с разными программами, дирижерами, начиная от Спивакова и заканчивая Репиным, играли с Бутманом, и всюду был аншлаг. А ведь публика питерская – очень специфическая. Показательно, что «Виртуозы Москвы» и там пользуются высоким вниманием. Могу сказать, что у меня есть две радости в жизни – это семья и «Виртуозы Москвы». Оркестр – это вторая семья, по сути. И, порой, не знаю, кто радует больше (улыбается). Конечно, мы со Спиваковым старше, чем большинство тех, кто у нас играет, но все идет неплохо. То, что у нас бывают бессонные ночи – это издержки профессии. Например, мы недавно были в Омске, оркестр приехал днем, а мы – в 6 часов утра. Три часа разницы, поспали до 10 утра, а потом у нас встреча с губернатором, пресс-конференция, концерт, а в 6 утра уже надо вылетать. Вечером сели в поезд, и утром мы уже в Белгороде. А завтра будем в Курске, потом концерт в Домодедово, в Калининграде, потом у Спивакова начинается фестиваль. Он работает не покладая рук. Но это наша жизнь, это такой своеобразный допинг, без которого мы уже и жить, наверное, не можем.

 

— Как относятся ваши близкие к такому темпу жизни?

 

Ковалевский: Они уже привыкли к этому. А как космонавты, которых дома не бывает годами? Или моряки? Это жизнь. Во-первых, родные хотя бы знают, где мы находимся территориально (смеется), и им уже спокойнее. Именно поэтому женщины в нашем оркестре появились совсем недавно. Ведь у них изначально заложена другая матрица поведения, социальная роль, и им очень сложно жить в таком графике. Как говорил великий дирижер Тосканини: «Некрасивая женщина мне мешает, а красивая – отвлекает» (смеется).

 

— Владимир Теодорович, в вашем оркестре все музыканты – виртуозы. Очень сложно собрать коллектив, где все равны. Как Вам это удалось?

 

Спиваков: Если присутствует доверие, то ничего сложного в этом нет.

 

— Неужели никогда не возникало сложных ситуаций, которые приходилось улаживать силой вашего авторитета?

 

Спиваков: Нет, у нас существует правило: никто не обижается и не грубит друг другу.

 

— С чем связано появление в вашем коллективе женщин?

 

Спиваков: Одна девочка – это дочь моей сокурсницы, с которой я учился в консерватории, Елены Аджемовой, она играет в Национальном филармоническом оркестре России, а вторая – моя бывшая ученица.

 

— Скажите, при вашей загруженности концертной деятельностью, управлением двумя оркестрами (камерным оркестром «Виртуозы Москвы» и НФОР), Вы уделяете немало времени Фонду и работе с молодыми дарованиями. Насколько это важно?

 

Спиваков: Это необходимо! Я сегодня перед концертом слушал девочку, скрипачку из Белгорода, она очень хорошая, талантливая. Ее зовут Даша Погосян. Я пообещал ей купить скрипочку, трехчетвертную.

 

— Сегодня, наверное, большая редкость видеть детей, профессионально занимающихся музыкой. С чем это связано, на ваш взгляд?

 

Спиваков: Да, но они, тем не менее, есть. Это связано с недостатками современной политики, особенно политики Министерства образования. Поэтому лично я в направлении пропаганды музыки и поддержки молодых исполнителей делаю то, что считаю нужным.

 

http://bellfashion.ru/ (от 13 декабря 2011 г.)

 

 


Мы используем «cookies».

Что это значит?